Направление «Смыслы эпоса», номинация «Эссе»

В прошлом году мой любимый город отпраздновал свой юбилей. Его история – долгий путь от крепости до крупного промышленного центра. За триста лет существования Омск пережил многое - нам есть, о чем вспомнить и чем гордиться. Но главное достоинство нашего города – омичи. Много в Омске было и поныне есть хороших людей. Благодаря им наш родной край прославился даже за пределами России.

Именно в Омске началась настоящая театральная жизнь Михаила Ульянова: репетиции, спектакли.… Этот период своей жизни Михаил Александрович вспоминал с трепетом, ведь омская труппа стала отправной точкой в мир большого искусства.

Четыре года, проведённых Федором Михайловичем Достоевским в омском остроге, стали для него одними из самых трагичных страниц жизни. В «Записках из мёртвого дома» писатель отразил всю тяжесть страданий узников, прошедших дорогой «горькой линии», простирающейся по огромной, для кого-то родной, а для кого-то суровой, Сибири.

Однако, говоря о великих писателях нашей земли, нельзя останавливаться только на скорбных страницах истории, ведь в нашем прошлом и настоящем много доброго, светлого, яркого. И обо всем этом мы можем узнать из творчества необычайно талантливых людей: «скандального» писателя Антона Сорокина, Тимофея Белозерова, воспевшего в своих стихотворениях природу Прииртышья, и Татьяны Четвериковой, нашей современницы.

Кем же мы можем гордиться сегодня, есть ли достойная смена у наших корифеев пера? Мы очень редко об этом задумываемся. А ведь среди молодых омичей немало поэтов и писателей: кто-то только пытается рифмовать первые строки, а чьи-то творческие шедевры составляют целые сборники. Мне захотелось больше узнать о людях, которые создают искусство в нашем регионе сегодня. И среди множества работ омских писателей, поэтов и драматургов мое внимание привлекли тихие строки. Что-то волшебное, трогательное и очень доброе увидела я в них:

Шелест книжных страниц, словно шелест волны вдалеке, 
словно в долгой бессоннице чьё-то желанье согреться. 
Осторожней шурши кочергою в своём очаге: 
может, именно там, под золой, оловянное сердце. 

Слышишь шёпот Русалочки?.. - сумрак наводит мосты 
между сказкой и явью, где наши старанья убоги. 
И бредёт старый автор - паломник в страну Доброты - 
но чем дальше, тем больше печали на этой дороге.

Творчество молодой поэтессы сразу меня очаровало. Её стихотворения не получается читать, пробегая глазами по строкам, вдумываясь в каждое слово. Их хочется читать вслух (но шепотом – только себе, больше никому), чтобы почувствовать, понять, пережить…

Мне близко её отношение к любви. Это не только романтические чувства между мужчиной и женщиной. Это нечто большее, возвышающее нас над миром бытия, над суетой - любовь, в которой нет страха и которая страх изгоняет, потому что в нём есть мучение. Это чувство, вырываясь на свободу, облагораживает, меняет саму жизнь. Любовь, восходящая к Богу. Любовь ко всему, что тебя окружает, на что откликается твоя душа:

Оттого и дышать вольней,
а мечтается осторожней
на окраине ясных дней
между волей своей и Божьей.

Читая строки, открывающие перед тобой таинство стихосложения, вспоминаешь чувства, которые так часто испытываешь, погружаясь в таинственный мир поэзии - мир очарования, созидания и творчества: «Звучат во мне стихи - строкою день согрет, хотя они тихи, как карандашный след…»

Всего лишь пару минут назад перед тобой лежал чистый лист бумаги, и ты даже не мог предположить, что будет написано, а сейчас на нем уже целый мир блестит, переливается яркими красками. И чувствуешь себя создателем этого маленького, бесконечно личного, но необозримого, насыщенного впечатлениями мирка. А порой не получается – никак не проходит ощущение, будто что-то не так. Совсем не понимаешь, в чем дело, просто чувствуешь, что получилось совсем не так, как чувствовал, как просило сердце…

Именно в стихах омички я смогла найти что-то знакомое, близкое: те мысли и чувства, которые никак не получалось выразить на бумаге самой. Передать те муки творчества, которые переносит настоящий поэт: муки сомнения, отрешенности и полного опустошения, когда ты ставишь последнюю точку и трепетно ждешь нового вдохновения.

Кто же так близок моим переживаниям в поэзии, кто стал для меня проводником в мир творчества, вдохновителем и идейным наставником? По-моему, пришло время приоткрыть завесу тайны. Вам может показаться, что я пишу об именитой, умудренной жизненным, опытом писательнице. Я тоже так думала поначалу. Однако заглянув в Интернет, я была потрясена, и вместе с тем мне стало ясно, почему мы так близки. Оказалось, что Елене Чач всего тридцать один год и живет она в Москве, а работает корреспондентом на православном телеканале «Союз».

Когда я узнала, что автор столь полюбившихся мне строк – моя современница и что есть возможность, пусть даже почти неосуществимая, узнать о ней не только то, что написано в различных статьях, а что-то большее - то, о чем можно спросить только в личной беседе - я несколько растерялась. Безусловно, мне хотелось о многом побеседовать с молодой поэтессой, но меня терзали сомнения: сможет ли (захочет ли?) она тратить свое время на беседу с совершенно неизвестным человеком, а тем более разговаривать о творчестве? Но я все же решила попробовать начать с Еленой Андреевной переписку в одной из социальных сетей. Я с замиранием сердца ждала ответа, а когда прочла его, была приятно удивлена: она согласилась со мной побеседовать, однако предупредила, что я получу не совсем те ответы, которые многие хотели бы прочесть. Но я ожидала, даже надеялась увидеть нечто подобное: ответы, которые никак не вписываются в рамки привычных нам газетных статей, ответы честные.

К концу нашей беседы я еще раз поймала себя на мысли, что у нас много общего. И даже в литературных предпочтениях мы похожи – у нас одна «золотая полка». На ней сборник тонкого знатока природы Паустовского соседствует с небольшим томиком порой непонятной, но такой завораживающей поэзии Бориса Пастернака, а рядом с ними стоит потрепанная книга с творениями моего любимого омского поэта Тимофея Белозерова.

Для меня не стало открытием, что одна из любимейших тем моей соотечественницы – природа. Ведь она дарит нам вдохновение, оно повсюду: в ночной тишине, в стрекотании кузнечиков, в солнечных бликах на водной глади, в белоснежных облаках, в каплях дождя, торопливо стекающих по оконному стеклу. Мне, как начинающему поэту, тоже очень близка эта тема:

Шелестит по листьям и стучит по крыше.
Окна все открыты, лишь его я слышу.
Стал он для поэтов другом настоящим –
Листьев собеседник, музыкант бродячий.

Мне очень скоро предстоит определиться с будущей профессией, и эта тема для меня очень актуальна, ведь этот выбор предопределит всю мою дальнейшую судьбу. Так как же не ошибиться, принимая такое важное решение, как выбрать профессию, которая станет призванием? Я с некоторым трепетом обратилась с этим к Елене Андреевне. Её слова помогли мне убедиться в том, что самое главное в этом непростом деле – слушать себя и свое сердце, а не окружающих людей, не гнаться за популярными и престижными профессиями, а идти своим путём до конца, хоть иногда это очень трудно.

В прошлом году мой любимый город праздновал свой юбилей, и для многих это событие стало поводом больше узнать о его культуре и истории. Очень печально, что люди вспоминают о таких важных вещах (ведь из них буквально по кирпичикам складывается особая атмосфера города) только в преддверии каких-то грандиозных событий.

Замечательно, когда помнят о юбилейных датах города, вспоминая при этом о творчестве писателей, поэтов, с чьими именами связана его судьба. Но куда лучше, когда об их творчестве помнят постоянно. Когда холодным осенним вечером, укутавшись в теплый мягкий плед, за чашкой ароматного чая читают потрепанную книгу, которую знают почти наизусть, но каждый раз открывают с особым удовольствием. Наверное, это и есть настоящее счастье для автора.
Быть может, и мои стихотворения через много лет кто-то будет читать холодными осенними вечерами, вспоминая об истории родного города, частью которой когда-то стану я.

БОУ города Омска «Лицей №149», 10 класс.
Наставник: Фиксель Галина Александровна, учитель русского языка и литературы.