Мне было пятнадцать. Я отдыхала заграницей и случайно подслушала разговор девочки лет семи с её отцом. Она была одета в пышное красное платье, невысокие детские туфельки. Её золотые волосы были заплетены в две шикарные косы, а на их концах болтались алые бантики. Она говорила по-детски звонким голосочком:

– Пап, а ты заметил, что фортепиано, которое стояло в зале, было расстроено?

– Нет, милая, не заметил. Я же не разбираюсь в этом.

– А я разбираюсь. Вот самое лучшее пианино, на котором я когда-либо играла, стоит у нас в музыкальной школе в актовом зале. Оно никогда не бывает расстроено, а клавиши так легко нажимаются.

Я тогда в музыкальной школе занималась сравнительно недавно, но за те два года моим «самым лучшим инструментом, на котором я когда-либо играла» была моя гитара. И остаётся до сих пор.

Нельзя сказать, что она была одна из дорогих, что струны, менявшиеся на ней не один десяток раз, зажимались легче легкого и никогда не гремели, НО ОНА ПРОДОЛЖАЕТ БЫТЬ МОЕЙ ЛЮБИМОЙ ГИТАРОЙ. Она тогда была сравнительно новой, всего полтора года, но вытерпела к тому моменту многое: и потоп в квартире, и несколько долгих дорог, и детей, норовящих дёрнуть за металлическую струну так, что она почти должна порваться (а иначе никакого удовольствия это не доставит, сама понимаю). И даже перетерпела мои помутнения рассудка на фоне переходного возраста. Её чёрный корпус был слегка поцарапан сзади, на передней части остались следы от скотча, где когда-то были наклеены рисунки и значки, а шурупчик, на который крепился ремешок, был практически раскручен.

Я человек, который хочет, чтобы у него всё получалось сразу же. Я именно тот человек, который также понимает, что С ПЕРВОГО РАЗА НИЧЕГО ИДЕАЛЬНО НЕ ПОЛУЧИТСЯ. Но так случалось. На второй год обучения гитарному искусству мама решила перевести меня из частной в общеобразовательную музыкальную школу (именно туда, где учат играть по нотам, а не по аккордам).

НОТЫ ТАК БЫСТРО НЕ ЗАПОМНЯТСЯ, знаете ли. Объяснили бы мне это тогда, и, может быть, вмятинки на гитаре от её полета в стену не было бы. Подумать только, когда у меня что-либо не получалось, я срывалась на гитаре.

«Ты только учишься. Всё получится», – бесконечно напоминала мне мама. Но это не помогало. Начались головные боли, жуткий стресс.

– Меня хотят поставить в ансамбль, – кричала я по пути из музыкальной школы подруге в трубку.

– А ты сама-то хочешь?

– Нет, конечно! С ума сошла?!

– Ну так скажи.

Сказать-то – легко, а сделать... От ансамбля я «отмазалась» после того, как мама поговорила с преподавателем.

Через некоторое время (прошло месяца полтора, не больше) всё начало получаться, а настроение и самооценка – подниматься. И именно тогда преподаватель сказал мне то, что стоило сказать в самом начале обучения:

– У тебя ничего не выйдет, пока ты: первое – не перестанешь психовать и нервничать, а тем более – переживать из-за того, что у тебя ничего не получается; второе – не начнёшь твердить себе, что ты молодец, нужно лишь усерднее работать; третье – станешь больше тренироваться; и четвертое (самое главное!) – не полюбишь инструмент так, как любишь своих родителей. КАК ТЫ ПОЛЮБИШЬ ИНСТРУМЕНТ, ТАК ОН ОТВЕТИТ ТЕБЕ, – говоря это, он будто перебирал пальцами струны. – Для чего ты пошла в музыкальную школу?

– Эм… Саморазвитие, арт-терапия, психотерапия.

– Тогда так... Много людей в жизни тебя предало?

– Да.

– А тебе всего пятнадцать. Представляешь, сколько их ещё будет? А инструмент – та единственная вещь, которая не предаст, не уйдёт. Он как собака, понимаешь? Только собаки умирают. Гитара не умрёт никогда, понимаешь? С гитарой, как и с другим инструментом, можно поговорить, и она ответит. Вот скажи что-нибудь в розетку. (*это круглое отверстие в центре гитары – прим. автора).

– Хей, привет.

– Хей, привет, – раздалось из гитары эхом.

– Видишь? Ты можешь с ней разговаривать, когда тебе плохо, одиноко, отвернулись друзья. Она выслушает, обещаю, – он говорил это достаточно серьёзно, но в уголках его глаз, впрочем, как и всегда, лучились улыбкой морщинки.

Ну да. Сейчас вы, наверное, подумали, что я и мой преподаватель – психи. Но… Я вам скажу, что за 7 месяцев после этого разговора от меня ушло большое количество людей, умер лучший друг, но инструмент не предал ни разу (даже когда я плохо выучила свой экзаменационный текст).

Делай то, что любишь. Люби то, что делаешь. И тебе ответят.

 

ОУ: МБУДО «Центр внешкольной работы г.Челябинска», 9 класс
Наставник: Гильдина Анна Михайловна, педагог дополнительного образования, руководитель студии «Город золотой»

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить